Заметки свингеров (11). Об этнических различиях и конкуретном поведении

Об этнических различиях

Рассказывает Вадим

Лена уже писала о том, что свингерская тусовка интернациональна, дружелюбна и конструктивна. Кажется, что это логично — если люди пришли хорошо провести время и, по возможности, вкусно потрахаться, они по умолчанию настроены друг к другу хотя бы с минимальной долей симпатии. Очевидно, что симпатия проявляется во время обычного общения и помогает, проникнувшись чувствами (похоть и страсть — таки тоже чувства), перевести разговор в горизонтальную плоскость. Но есть ли отличия в том, как именно ведут себя во время секса люди из разных стран?

Мне жаль разочаровывать читателей, но лично я никакой зависимости качества секса от национальности не заметил. Равно как и не заметил ничего, на что могла бы повлиять национальность партнёра. Среди русских, киприоток, гречанок, сириек, ливанок, израильтянок и немок есть девушки, которые вызывают желание заняться с ними сексом — но также есть и те, на которых лично у меня ничего не встаёт, как в психологическом, так и в физиологическом плане.

Если всё-таки попробовать найти хотя бы какие-нибудь этнические различия, то вот вам немного наблюдений.

Мне кажется, что киприотки, как правило, стеснительны — они могут делать групповой минет и позволять окружающим запускать руки и не только руки в самые интересные места, но пока дело не дойдёт до постели, они обязательно будут в трусиках и, скорее всего, в лифчике. Скромность и стеснительность киприоток ни в коем случае им не мешает — они могут быть скудны на проявления чувств и не орать во всё горло, принимая всё, что с ними происходит, с некоторой долей покорности, но это скорее помогает им получать удовольствие, чем мешает.

По-моему, девушки из Ливии и Сирии — немножко резковаты, чуть-чуть агрессивны и слегка настойчивы. Если им что-то не нравится, они могут довольно резко дать это понять, вплоть до лёгкого удара по руке, хотя хватило бы простого «нет», как и принято в клубе. Если им что-то нравится, им может быть сложно остановиться: если выкручиваешь соски, то аж изо всех сил; если трахаешь, то буквально вбиваешь член, до синяков на лобке; если она делает минет, то это именно ебля в рот, а не деликатные ласки.

На мой взгляд, израильтянки чаще всего страстные, уверенные, позитивные и хорошо чувствуют партнёра. Легко понять, что именно им нравится, а что — нет. Откровенны, искренни, страстны — с ними приятно и сексом заниматься, и о Канте говорить.

Ну и немного совсем спекулятивных наблюдений по разовым случаям. Девушка из Великобритании была откровенна, но чуть холодновата — не всегда можно было понять, нравится ей то, что ты делаешь, или нет. Девушка из Германии была приятна в общении, безумна в сексе и добродушна во всём. Девушка из Тайланда умудрялась выглядеть скромно и закрыто даже когда текла как водопад, а джентльмены сменяли друг друга уже который час подряд.

Слово Лене:

Когда Вадим писал этот пост, я удивлялась, зачем. Ведь понятно же, что сексуальные таланты зависят от чего угодно, но уж точно не от цвета кожи и букв в паспорте. Но оказалось, что нам уже не впервые задают этот вопрос, и не ответить на него уже просто невежливо.

Так вот, лично я не замечаю абсолютно никакой корреляции между этнической принадлежностью партнёра или партнёрши и удовольствием от секса с ним или с ней. Разве что, у большинства чернокожих мужчин, с которыми я занималась сексом, действительно большие члены. Да, девочки, это правда, в порно нам не врут. Хотя моя выборка нерепрезентативна, эксперимент в процессе, stay tuned!

В общем, по нашему мнению национальность ни на что не влияет. Главное, чтобы человек был хороший.

О конкурентном поведении

Рассказывает Вадим

Итак, сферическая задача в вакууме. На кровати, страстно дыша, томно подрагивая и искря глазами, лежит леди. Вокруг неё — десять джентльменов, все — в полной боевой готовности. Но все джентльмены разные, и полная боевая готовность у них тоже разная — у кого-то пять сантиметров, у кого-то — пятнадцать, а у кого-то — двадцать пять. И это я только про длину, а ведь есть ещё и толщина, и кривизна!

Внешний вид у джентльменов тоже не слишком одинаковый. Кто-то из них — то ли Аполлон, то ли Геракл: стройный, подтянутый, высокий, гора мыщц. Кто-то — обычный человек: среднего роста, среднего телосложения, средний во всём. Кто-то — как Бенни Хилл: низенький, толстенький. И вот толпа джентльменов сгрудилась вокруг леди…

Кого она выберет? Как десять джентльменов будут делить одну леди? Интрига!

Как показывает практика, эта крайне необычная ситуация возникает крайне часто, решается крайне обычно и поэтому крайне нетривиальной кажется только тем, кто в неё ещё ни разу не попадал.

Леди выберет первым любого из джентльмена, который отвечает хотя бы одному критерию: он ей понравился больше всего или на него первым упал её взгляд.

В категорию «тот, кто понравился больше всего» не относится джентльмен с самым большим, самым толстым или самым кривым членом, равно как и не относится джентльмен с самым мощным рельефом и большим ростом. Леди может понравиться любой джентльмен, и почему так происходит — может знать только леди.

В категорию «тот, на кого первым упал глаз» попадают вообще любые джентльмены, потому что леди хочет группового секса и готова отдаться всем присутствующим, а уж кто там будет первым, вторым или третьим, ей вообще всё равно. Леди в такой обстановке вообще рефлексируют крайне мало, они действуют, а не мучаются сомнительным выбором.

Леди легко выбрать партнёров, потому что из десятка джентльменов двое в себе не уверены — и эрекция у них так себе, трое наслаждаются зрелищем и весело дрочат — и им ничего другого пока не надо, а члены двоих уже заняты другими леди, поэтому свободных джентльменов осталось всего-то трое, среди которых особой конкуренции нет и быть не может.

Но предположим, что у нас осталось три джентльмена. Как же они будут делить даму?

Ответ прост, как всё гениальное — да никак. Леди сама выберет того, кто ей по душе, а если она в лёгком замешательстве, то тот, кто неспешно к ней подошёл, тот первым и окажется. Ну не делят джентльмены леди, ведь она не имущество, а они — не её хозяева. Никто не меряется членами, дабы обладатель самого хуястого хуя оказался первым, а остальные были уже после него. Никто не бросается на леди с криком «она моя, я первый, пошли все отсюда на хуй». Никто не пытается отогнать другого при помощи пинков и мата.

Все джентльмены знают, что удовольствия хватит на всех, порядок действия не имеет никакого значения и главное, для чего они здесь собрались — это доставить удовольствие леди и себе, а заодно и насладиться зрелищем, а уж кончить они всегда успеют. Джентльмены понимают, что устраивать конкурс замера хуёв в общем и целом — крайне устаревший идиотизм, а уж делать это на вечеринке — проявление неустранимых пережитков палеолита в сознании.

Слово Лене:

Для меня тут всё просто: первым всегда становится самый решительный. И это очень круто. Будьте решительными — в сексе, в том числе групповом, это уже половина успеха.

И да, когда леди жаждет группового секса — а лично в моём лице она его жаждет на каждой вечеринке, и побольше, побольше! — совершенно не важны последовательность подходов джентльменов, длина и кривизна их членов, а также прокачанность квадрицепса бедра. Важны, повторюсь, решительность, адекватность и обратная связь. И чтоб член стоял, да.

Настоящие джентльмены всегда джентльмены — даже во время групповухи.

Единственное поведение, которое лично я считаю конкурентным — это непонимание границы, отделяющей две области жизни: «здесь у нас секс» и «здесь у нас что-то большее». Навязчивость — вообще плохое качество, но навязчивость в духе «я сижу и думаю о тебе», «я тут мимо проезжал, пойдёмте поебёмся», если это вопреки желаниям партнёра и партнёров — это вообще катастрофа. Но такое случается редко и об этом я напишу как-нибудь потом.

Вадим

Вадим